Вряд ли найдется грамотный практик юрист, специалист, который станет оспаривать тот факт, что по большинству уголовных дел бремя поиска и представления компетентным органам и должностным лицам документов и иных доказательств защиты ложится именно на плечи адвоката. Ведь адвокат – это защитник-профессионал, квалифицированный юрист. Он проведет параллельное расследование в благополучном для своего подзащитного исходе дела уже в силу своей профессии, своей служебной обязанности.

Вот почему в доктрине обоснованно и убедительно проводится следующая мысль: «Адвокат-защитник обязан участвовать в собирании и проверке доказательств, если этого требуют интересы его подзащитного. Эту обязанность он несет не перед органами расследования, а перед своим подзащитным».

Бывает так, что дело о ДТП расследуется вяло или совсем не в том направлении, в котором нужно. Например, выясняется, что единственным свидетелем является какая-то сомнительная личность, из показаний которой следует, что потерпевший был сам во всем виноват, а следовательно дело пора закрывать за отсутствием состава преступления. Других свидетелей полиция не ищет. Возможна и такая ситуация, когда свидетели налицо, но никто из не собирается опрашивать и приобщать их показания к делу. Зачем? - говорят Вам, все и так ясно!

В подобных случаях требуется проведение независимого расследование, которое можно поручить адвокату.

Концепция отечественного уголовного процесса института параллельного расследования обстоятельств дела адвокатом не знает, ей ведом лишь институт его участия в официальном, а потому и единственно юридически значимом судопроизводстве. В силу ч. 1 ст. 49 УПК РФ компетенция адвоката-защитника по уголовному делу ограничивается защитой, а адвоката-представителя - представлением интересов конкретных участников процесса (ч. 1 ст. 45 УПК РФ) в уже проводимом органами государственной власти (дознавателем, следователем, прокурором и судом) производстве. Это ни в коем случае не может быть истолковано как право адвоката на проведение самостоятельного, независимого, параллельного, для государства фактически "теневого" расследования.